КАРАТЭ ГОДЗЮ-РЮ и КОБУДО. Официальный сайт Полтавской Областной федерации           ДЖУНДОКАН

Наш опрос
Как вы относитесь к каратэ
Всего ответов: 484
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
     И  С  Т  О  К  И          
                                                                                                                               
        Годзю-рю – древнейший стиль окинавского карате, берущий свое начало в жестких системах южно-китайского рукопашного боя, сохранивший в себе истинное искусство реального поединка.
Годзю-рю является стилем, использующим внутреннюю энергетику человека. В основе карате Годзю-рю лежит техника ближнего боя. От современного японского карате отличается энергетической направленностью и высокой боевой эффективностью.
  Почему именно на маленьком острове, который имеет название ОКИНАВА, возникло каратэ,  как оно туда попало из материка, и кто те великие мастера которые обучившись в китайских школах кун-фу. привезли это искуство на Окинаву?
       Ответив на эти вопросы, мы поймём отличия старых традиционных видов окинавского каратэ от современных спортивных единоборств , которые также имеют название каратэ, и возникшие в основном в Японии или под влиянием японского каратэ!
 
     Истоки боевой системы рукопашного боя КАРАТЭ уходят своими корнями в легендарный Дзен монастырь - Шаолинь. Именно в шаолине, колыбели многих боевых единоборств, были заложены и развиты системы рукопашного боя которые легли в базу  окинавского каратэ.
    Истоки Окинавского Годзю-рю берут своё начало от великого китайского мастера РюРю Ко, который практиковал боевое искусство  в провинции Фучжоу (юг Китая).
     14 лет у мастера РюРю Ко жил и активно занимался окинавец Хигаонна Канре.
В последствии Хигаонна Канре вернулся на Окинаву, в город Наха, и открыл свою школу боевого искусства, назвав её «Наха-тэ» (Рука Наха).
    Канрё Хига(си)онна, умерший в 1915 году, самый первый создатель основ системы, впоследствии получившей название ГОДЗЮ-РЮ.
Тодзюн Мияги, ученик и последователь Хига(си)онна реформировал доставшееся ему наследие и в 20-х годах назвал его каратэ годзю-рю.
  Буквальный перевод названия "годзю" означает: "го" - прочность, твердость, сила; "дзю" - мягкость, плавность, податливость.
      Базовыми ката в ГОДЗЮ-РЮ являются ката САНТИН и ТЭНСЁ. Это энергетические, дыхательные комплексы. Другие ката, практикуемые в ГОДЗЮ-КАЙ: ГЭКИСИКАЙ I-II. Также имеют место продвинутые ката: САЙФА, СЭЙЮНЧИНН, СИСОчИН ,САНСЭРУ,  СЭЙПАЙ, КУРУРУНФА, СЭЙСАН,  СУПАРИНПЭЙ.
            Сантин и Тэнсе представляют собой дыхательные комплексы, предназначенным для укрепления тела . Овладев в достаточной степени хотя бы одним из них, что сделать довольно сложно, каратэка способен практически безболезненно принять удар рукой или ногой любой частью тела без травмы. 
______________________________________________________________________________
        

 

 Канрио Хигаонна родился 10 марта 1853 года в городе Наха.  Несмотря на то, что он не был гигантом, Канрё отличался от природы хорошим здоровьем и с юных лет проявлял интерес к воинским искусствам. С малолетства он помогал отцу в его работе, а поскольку старший брат был очень болезненным ребёнком (второй и третий по старшинству братья умерли младенцами), ему приходилось работать наравне со взрослыми Хигаонна-старший владел небольшим морским судном, джонкой, и торговал бытовыми предметами первой необходимости, курсируя между мелкими островками, расположенными недалеко от Окинавы.

          У Канрё был родственник, двоюродный брат по имени Хигаонна Канъю (1848-1922), который был на пять лет его старше и занимался воинскими искусствами.
         Впервые к занятиям воинскими искусствами Канрё приступил в 1867 году под руководством мастера Сэйсё Арагаки по прозвищу "Мая", что означает на окинавском диалекте "Кот". Чуть более трёх лет Хигасионна обучался у него, пока в 1870 году наставника вместе с официальными лицами не отправили в Пекин (Арагаки был переводчиком.Арагаки преподавал Лохань-цюань (Ракан-кэн по-японски) - Стиль Архата (Архат - "Будда после Будды", то есть человек, достигший просветления после Будды). 
          По профессии Арагаки был переводчиком с китайского и служил при монаршем дворе Рюкю (Рюкю - название королевства, центральным островом которого была Окинава).  Мы не можем с точностью утверждать, чему именно обучал Арагаки, но, по мнению многих современных мастеров, Хигаонна уже за этот короткий срок получил довольно обширные знания в искусстве бо.
             
            
     Рюрю Ко - это мастер китайского у-шу стиля Кричащий Журавль.  При этом Хигаонна начал постигать секреты у-шу под его руководством только в 1877 году, то есть через четыре года после того, как прибыл в Фучжоу! Скорее всего, он всё это время занимался в додзё Кодзё Кахо. Патрик МакКарти предполагает, что его учителем на тот момент мог быть и Иваа, и Вай Синдзан (Ван Синцзян), которого устная традиция называет почему-то помощником Рюрю Ко. Но вот о Ван Синцзяне и Иваа нам пока ничего толком не известно. Кем они были, чем занимались? Ответа, к сожалению, нет.
        Хигаонна помогал Рюрю Ко, поэтому жил на первом этаже дома мастера. Он поднимался вместе с восходом солнца и начинал тренировку с ката Сантин (Саньчжань), тогда как наставник наблюдал за ним и исправлял его. Канрё так же тренировался в группе учеников своего учителя. Хигаонна Морио, рассказывая о тренировках Канрё, упоминал, что кроме ката тот изучал технику шуай-цзяо, китайской разновидности борьбы, упражнения с традиционными приспособлениями для развития физической и внутренней силы (такими как тиси, саси-иси, макивара и так далее), а также приёмы раздела какиэ (упражнения, подобные известным "толкающим рукам" китайского у-шу). Изучались также приёмы раздела нэ-вадза, то есть защиты, лёжа на земле. Свободного спарринга не практиковалось. Вместе этого Рюрю давал и все выше названные упражнения, и много других. Так, например, он часто велел ученикам лезть в большую бамбуковую корзину, где ученики пытались применять друг на друге различные приёмы. .

                Рюрю зарабатывал на жизнь тем, что строил кирпичные дома, и, кроме того, плёл корзины и всяческие предметы быта из бамбука. Однажды, к нему заявился молодой человек, возомнивший себя мастером рукопашного боя, и, намереваясь не то вызвать на бой Рюрю, не то просто похвастать своей силой, схватил толстенный бамбуковый шест, и, напрягшись, переломил его пополам. Хигаонна, присутствовавший при этом, только открыл рот: это была демонстрация невиданной силы! Но и Рюрю был не промах. В ответ он взял такую же бамбуковую палку и, чтобы вы думали? Он её разорвал! Не поломал, а именно разорвал, растягивая в стороны за разные концы! 

           Канрё представлял додзё Рюрю Ко на соревнованиях между различными группами ушуистов. Вот только они не дрались, а показывали ката Сантин (Саньчжань), после чего старшие мастера совещались и выносили решение. Единогласно победил Хигаонна. 
        Кроме рукопашного боя Рюрю Ко был ещё и знатоком медицины и обучал этим премудростям и Канрё. Кстати, в связи с медицинскими познаниями мастера существует дошедшая до нас мрачная история. Один из учеников Рюрю Ко возвращался домой, в свою провинцию, и поэтому случаю устроил прощальную вечеринку, которая проходила на джонке. Народ веселился от души, не отказывая себе в вине. Наконец джонка пристала к берегу, и участники праздника стали по одному выпрыгивать на берег. Виновник торжества решил проверить мастерство своего учителя (придёт же такое в голову!) и, когда тот ступил на землю, попытался нанести в глаза удар кончиками пальцев. Рюрю Ко мгновенно среагировал, уклонился от удара и контратаковал нападающего в область мочевого пузыря. Понимая опастность такого удара, учитель прописал испытателю пить травы, и предупредил о необходимости избежать последствий травмы. "К сожалению, ученик не последовал совету наставника, - пишет Хигаонна Морио, - и по прибытии домой скончался".

           Почти все формальные комплексы Годзю-рю были привезены Хигаонной Канрё из Китая и были переданы одному из лучших учеников мастера - Мияги Тёдзюну.  .Он привёз с собой из Китая следующие формы: Сантин, Сэюнтин, Сисотин, Сансэру, Сэйпай, Сэйсан, Курурунфа и Супаринпэй. Но, скорее всего, Канрё знал ещё больше ката. Пол Оками, американский мастер Годзю-рю, написавший несколько статей, посвящённых этому стилю каратэ, писал однажды о Хигаонне: "Он также привёз из Китая другие формы стиля Журавля, в том числе и красивый длинный комплекс Хакуцуру, который известен немногим годзюристам и обычно не упоминается в числе обще принятых ката Годзю-рю". .Хигаонна Морио пишет, что мастер также мастерски владел шестом, копьём, широким односторонним и узким обоюдоострым мечами (в у-шу эти мечи носят названия "дао" и "цзянь", в окинавском кобудо их называют соответственно "рёба-катана" и "яманадзи", шест называется "кун", а копьё - "яри").

 
                                        Как только Канрё ступил на родную землю, он нанёс визит удуну Ёсимуре. Ёсимура был весьма польщён уважительным к нему отношением и попросил Хигаонну взять в ученики своего второго сына - Ёсимуру Тёги (1866-1945). Тот проявлял огромный интерес к воинским искусствам, и потому принялся упорно тренироваться. Немалое внимание к кэмпо проявили и другие высокопоставленные люди. Несмотря на это, он не чурался труда и продолжил семейное дело - перевозку и продажу различных вещей.
             В апреле 1901 года в "Сюри Дзиндзё Сёгакко" - Начальной школе города Сюри - стараниями мастера Сюри-тэ Итосу Анко, ученика знаменитого патриарха стиля Мацумуры Сокона, каратэ впервые было введено в программу обучения. В сентябре 1905 года Хигаонна Канрё по просьбе директора, начал преподавать науку рукопашного боя в Коммерческом училище.  Спустя два года каратэ было включено в учебный план, а спустя еще год был создан студенческий клуб для тех, кто хотел углубленно изучать боевое искусство. 
 
       Естественно, Канрё обучал так же, как его обучали в Китае. Та методика тренинга не включала в себя такого раздела как свободный спарринг. Видимо поэтому некоторые учащиеся, забыв о требованиях учителя не применять без необходимости приёмы, стремились проверить себя в уличных потасовках. Говорят, поэтому руководство училища решило закрыть клуб. Но, несмотря на это, вокруг Канрё сложилась группа преданных учеников, среди которых был и Мияги Тёдзюн один из тех, кто увековечил своё имя, сохранив традицию рукопашного боя своего учителя.
    
   
 

            Он не был просто тренером в обыденном понимании этого слова. Он был учителем с большой буквы. Хигаонна придерживался определённых норм и принципов, хотя "ничто человеческое" ему не было чуждо. Он часто говорил Кёде Дзюхацу, что "предназначение каратэ не причинять людям боль и калечить их, а помогать обществу". Любимым высказыванием мастера было: "Каратэ нуждается в технике, и каратэ нуждается в цели". Чтобы лучше характеризовать личность Хигаонны, можно привести ещё одно выражение, принадлежащее ему: "В воинских искусствах важное место занимает духовное совершенствование, поэтому запомните: если в вашей жизни что-то преградит вам путь, сверните и обойдите это"...

 
                                                             
 
     Мияги Тёдзюн  родился 25 апреля 1888 года в городе Наха (остров Окинава). Семья его принадлежала к сословию дворян, а глава семьи, Миягусуку Тёсё владел двумя кораблями, на которых привозил из Китая медицинские препараты, считался одним из богатейших людей в округе.
Юный Тёдзюн был от природы физически крепким мальчиком и отличался буйным характером. В 1899 году, когда ему исполнилось одиннадцать лет, его мать попросила известного мастера туди-дзюцу (так в старину называли каратэ) Арагаки Рюко принять Тёдзюна в ученики.  Мать Мияги Тёдзюна, глядя на всё это, пришла к тому выводу, что мужчине необходимо быть закалённым и физически, и духовно. Вот поэтому она настояла на том, чтобы Тёдзюн начал заниматься воинскими искусствами.
Как стало известно со слов ныне здравствующего мастера Хигаонны Морио, в додзё Арагаки Рюко юный Мияги в основном занимался укреплением своего тела и работал с такими приспособлениями как макивара, тиси, нигири-гамэ и другими приспособлениями из раздела ходзё-ундо.
Когда юноше исполнилось 14 лет, наставник представил Тёдзюна своему другу, мастеру Хигаонне Канрё, и предложил взять этого парнишку в ученики. Стать учеником Хигаонны значило удостоиться большой чести, поэтому многие стремились изучать воинские искусства у этого известного мастера. Но немногие и из тех, кто начинал заниматься у него, оставались, вынеся огромнейшие нагрузки... Мияги Тёдзюн выдержал первое испытание: долгое время он не занимался ничем, кроме работ по дому и саду. Ему, отпрыску знатного рода, приходилось, не покладая рук суетиться по хозяйству: он убирал в доме, чистил и мыл полы, приносил воду, ухаживал за растениями в саду и многое-многое другое. Делал он это с большим энтузиазмом, и вскоре у Хигаонны Канрё не осталось и тени сомнения в том, что перед ним человек искренний с чистыми помыслами, не чурающийся даже грязной работы и настойчивый в достижении своих целей.
 
              
Превознемогая боль и усталость, Мияги посещал тренировки. Стремление стать мастером каратэ побуждало его заниматься и в свободное время. По утрам путь в школу он совершал бегом, а кроме этого часто ходил к морскому побережью, где занимался в основном физическими упражнениями. В школе он стал одним из лучших по гимнастике, попробовал свои силы в дзюдо и сумо. Кстати, окинавский вариант отличается от японского, как мне кажется, простотой и отсутствием огромного количества ритуалов и доступностью правил. Но сейчас важно не столько это, сколько определить отношение Тёдзюна к воинскому искусству. Что касается каратэ, Мияги просто "заболел" им. Выполняя Сантин-ката, он пытался заглушить шум прибоя силой своего дыхания; он поднимал тяжёлые камни и совершал с ними различные движения, чтобы развить силу, бросал их, стараясь метнуть как можно дальше. Ката Сантин он иногда выполнял, заходя в море по шею. Гребень волны становился для него "врагом", и по нему он наносил удары, оттачивая своё чувство дистанции. Слышал я, что во время некоторых своих визитов на Кюсю (уже мастером солидного возраста), он, будучи на заснеженной вершине одной из гор, вышел на улицу босиком и выполнил Сантин несколько раз, стоя по колено в сугробе. Для того, чтобы укрепить мышцы спины и шеи, обвязывал пояс вокруг одного конца бревна, а другой надевал на шею и разгибал спину. А после тренировки, проведённой у мастера Хигаонны, он уставал настолько, что, как рассказывают, не мог подняться по лестнице на второй этаж, где находилась его комната, поэтому часто ему приходилось ночевать в коридоре на холодном полу.
 
Хигаонне Канрё было суждено прожить еще три года, после того как его ученик вернулся с военной службы. В течение этого времени Мияги изучал те ката Наха-тэ, которые до сих пор не знал. Каждый день он заходил за учителем и провожал его до своего дома, где они тренировались весь день. Мияги лично готовил наставнику обед и ужин и подавал пищу на специальном подносе такаудзин, который на окинаве использовали только при обслуживании сановитых аристократов. В свою очередь сэнсэй не только демонстрировал своему ученику движения каратэ, но посвящал его в сам дух учения, подолгу беседуя с ним.

К октябрю 1915 года состояние здоровья Хигаонны Канрё значительно ухудшилось, и он скончался. Траурная церемония, как писал Хигаонна Морио, проходила в доме мастера Мияги. Он же взял на себя все расходы, связанные с обрядом погребения.
 
                   
После смерти наставника (утверждают, что Мияги побывал в Китае ещё в мае 1915 года, то есть до того, как умер его учитель) он решил направиться в Китай, в город Фучжоу, где Канрё Хигаонна учился у-шу у легендарного Рюрю Ко, и найти его. В этой поездке его сопровождал известный на Окинаве мастер китайского кэмпо, друг Мияги У Сянгуй (1886-1940гг), известный больше под именем Гокэнки . Но на прежнем месте дома мастера Рюрю Ко не оказалось - в ходе Китайской революции его семья съехала с нажитого места в поисках более спокойной провинции. Возможно, ему просто не повезло. Когда он вернулся из Китая ему исполнилось 27 лет. С собой он привез ката Роккисю (Тенсё).
 
После смерти Канрё мастер Мияги стал набирать своих собственных учеников.

       

К нему просились многие, но оставались только самые настойчивые и преданные: мастер предъявлял очень высокие требования и к духовному, и к физическому состоянию учеников. Яги Мэйтоку рассказывает: "...Первые год-два мы занимались только тем, что тренировали только юби-ундо, ходзё-ундо и лишь по истечении этого срока учились Сантин ката... А тренировал он так, что сил после занятия ни на что больше не оставалось. Даже для того, чтобы сходить в нужник, там присесть, а затем встать, приходилось хвататься за специально прикреплённую верёвку, так как ноги уже не держали. После проверки Сантина на теле оставались синяки, особенно на плечах. По этим отметинам люди часто узнавали нас, когда мы ходили в общественные бани. Один старичок, увидев мои синяки, произнёс: "О! Да ты, должно быть, занимаешься у Мацу!". 
 
  

Это же подтверждают и другие ученики Мияги. Так, Накаима Гэнкай вспоминал, что занятия на заднем дворе дома Мияги в Цубоя, квартале Нахи, проводились с трёх часов дня до восьми вечера. Новички сначала долгое время выполняли предварительные упражнения для укрепления тела, занимались поднятием тяжестей, чтобы подготовить себя к занятиям каратэ, отрабатывали передвижения в стойке сантин-дати. Накаима отметил, что Мияги мог часами говорить на такие темы, как особенности техники каратэ, современное положение воинских искусств в современном мире, происхождение и развитие китайских стилей, связь между каратэ и буддизмом, а также место воинских искусств в культуре Окинавы.

   Пятого мая 1930 года, в честь восшествия принца Хирохито на престол, в Токио, в храме Меидзи, была проведена Всеяпонская Демонстрация боевых искусств. Тсёдзюн Мияги получил приглашение но вместо себя послал своего лучшего ученика Дзинан Синзато. После исполнения Синзато ката Санчин и Сейсан один из выступающих спросил у него название этого стиля.  История не сохранила ответ Синзато, но вполне вероятно, что он назвал его окинавское боевое искусство или Наха-тэ. По возвращении на Окинаву Синдзато рассказал своему учителю об этом случае. Понимая необходимость официального названия для дальнешего развития школы Мияги использовал изречение из Бубиши «Хо го дзю донто» (выдох – твердое, вдох – мягкое). Так пояивлось Го Дзю Рю.
    В 1940 году Тсёдзюн Мияги создал ката Гекисай. Есть несколько версий о мотивах, которые двигали Мияги когда он создавал эти комплексы. Морио Хигаонна в своей книге предполагает, что основным стимулом была необходимость популяризации карате среди молодежи.

        
Т.Мияги, был человеком, о котором можно очнь много рассказывать. Мы не ставим перед собой цель в рамках нашего сайта проводить исторические исследование жизни и деятельности уважаемых мастеров...
Тем более, что истории эти за последние десятилетия обросли ( возможно из уважения к мастерам, или наоборот)  небылицами и мифами.
Но не сомненно одно - Т.Мияги, это человек, вся жизнь которого была подвигом и его наследие бесценно. Он дал огромный толчёк своим последователям.
             
Его жизненный путь, безсомнения, стал примером для многих искателей...
Форма входа
Copyright MyCorp © 2018 Конструктор сайтов - uCoz